Научно-технические
Нашли ошибку? Сообщите нам ...Комментировать: Загадка МаркониРаспечатать: Загадка Маркони

Загадка Маркони


"Научно-технические статьи" - подборка научно-технических статей радиоэлектронной тематики: новинки электронных компонентов, научные разработки в области радиотехники и электроники, статьи по истории развития радиотехники и электроники, новые технологии и методы построения и разработки радиоэлектронных устройств, перспективные технологии будущего, аспекты и динамика развития всех направлений радиотехники и электроники, обзоры выставок радиоэлектронной тематики.


Прошло уже более 100 лет с момента установления Маркони первой трансатлантической радиосвязи.С той поры радиотехника прошла такой путь, о котором в начале XX в. никто, даже самые смелые фантасты, не могли и мечтать. Но все еще продолжается бессмысленный спор, начатый еще 15 декабря 1901 г., сразу же после опубликования Маркони результатов своих сенсационных экспериментов. Спор о том, была пи в действительности проведена эта радиосвязь. Давайте же вместе с автором предлагаемой Вашему вниманию статьи попробуем непредвзято разобраться во всех тонкостях данного спора. И пусть каждый читатель сам решает, чьи доводы ему кажутся более убедительными.


У специалистов возникает много вопросов, относящихся к различным моментам проведения первой трансокеанской радиосвязи. Многие из них вызваны тем, что радиоаппаратура начала XX в. была крайне несовершенной, из-за чего возникали трудности при определении ее технических характеристик. Очевидно поэтому сам Маркони и его помощники в разное время приводили противоречащие друг другу сообщения о технических данных используемой ими радиоаппаратуры.

До сих пор точно неизвестна высокочастотная мощность в антенне, которую обеспечивал передатчик, расположенный в Poldhu. Измерение высокочастотной мощности, особенно ее больших уровней, даже в настоящее время представляет сложную задачу. В начале же XX в. точно измерить мощность передатчика было просто невозможно, и определяли ее приблизительно на основании показаний многих приборов. Конструктор передатчика в Poldhu А. Флемминг оценивал его мощность в 25 кВт. Следует подчеркнуть, что Флемминг в то время был одним из опытнейших конструкторов передатчиков в мире, и его оценка заслуживает доверия. На рис.1 показан выходной искровой разрядник этого передатчика. Как видно из фотографии, разрядник окружен кирпичной стеной. Это сделано в целях пожарной безопасности, поскольку при работе передатчика искры разлетались далеко от разрядника.

Рис1

Рис. 1.

Сам Маркони всячески уклонялся от ответов на вопросы о мощности и частоте передатчика в Poldhu, очевидно понимая, что точно ответить на них он не в состоянии. Но в одной из своих лекций в начале 30-х годов Маркони заметил, что передатчик, который он использовал для проведения первой трансатлантической связи, имел мощность 15 кВт [1]. Обратите внимание на то, что сказано это было лишь по прошествии более 30 лет после самого события уже многоопытным человеком, имеющим громадный опыт в конструировании радиопередающих систем. По всей видимости, величина мощности передатчика в Poldhu лежала примерно в пределах, указанных Флеммингом и Маркони, т.е. составляла около 20 кВт.

Вторую, наибольшую для нас загадку, представляет длина волны, на которой работал передатчик Маркони. В разное время в разных лекциях, посвященных проведению первой трансатлантической связи, Маркони и его помощники называли несколько длин волн. Маркони в лекции, которую он давал в Royal Institution в 1908 г., определил длину волны передатчика в 365,8 м. Но гораздо позже, в начале 30-х годов, он уже утверждал, что длина рабочей волны передатчика, построенного Флеммингом, составляла 1800 м [1].

Где же истина? Какая величина правильная? Как ни странно, никакая. Можно предположить, что точная частота роботы передатчика действительно была неизвестна самому Маркони. По прошествии времени он просто вносил в предполагаемую частоту работы этого передатчика коррекции, основываясь на своем приобретенном опыте.

Флемминг утверждал, что он рассчитывал свой передатчик для работы на длине волны 300 м. Но ни он, ни Маркони в то время не могли предположить, что выбор такой длины волны был крайне неудачным для проведения трансатлантической связи в дневное время. Волны такой длины испытывают значительное поглощение при дневном распространении в слое ионосферы D. Это дало в руки сомневающимся в факте проведения Маркони первой трансатлантической радиосвязи серьезные аргументы. Вероятно именно поэтому в 30-е годы Маркони "заменил" спорную длину волны 300 м более подходящей 1800 м. Радиоволны такой длины отражаются от слоя D в дневное время.

А все же, какой в действительности была частота работы передатчика в Poldhu? Последующие поколения радиотехников успешно решили эту загадку. В первых искровых передатчиках частоту их работы полностью определяла частота настройки антенной системы на четвертьволновый резонанс. На основании известных данных о размерах антенны и конструкции выходной цепи передатчика в [2] была рассчитана частота четвертьволнового резонанса антенной системы и, следовательно, определена частота передатчика, используемого для первой трансатлантической связи. Расчетная частота оказалась равной 511 кГц.

Так были успешно решены две загадки, поставленные Маркони: примерно определена мощность передатчика в Poldhu и рассчитана его рабочая частота. Но остались еще другие вопросы, до сих пор до конца неразрешенные.

До настоящего времени неясно, какой приемник использовал Маркони на приемной станции в Канаде. Известно, что Маркони первоначально хотел использовать для приема сигналов в St. John's приемник с настроенными входными цепями. Схема этого приемника, запатентованного Маркони (патент Великобритании №7777 от 26 апреля 1900 г.), показана на рис.2.

Рис2

Рис. 2.

Именно по поводу применения этого приемника возникает много вопросов. Для настройки цепей приемника Маркони должен был точно знать частоту работы передатчика, расположенного в Poldhu. Если вы будете в музее старой техники, обратите внимание на детекторные приемники начала XX в. Многопозиционные переключатели катушек, которые градуированы в условных единицах, шкалы конденсаторов, градуированные в градусах. К приемникам прилагаются номограммы для перевода положений переключателей, отвода катушек и емкости конденсаторов в длину волны. Не зная точно длины волны передатчика в Poldhu, Маркони мог бы сутками настраивать свой приемник в поисках слабых сигналов, прошедших через Атлантический океан, если бы... Да, если бы он не экспериментировал со своим приемником в Англии и не привез нf приемную станцию в Канаду уже настроенный на частоту работы передатчика приемник. Причем настроенный для работы совместно с антенной той длины, которую использовал Маркони в St. John's. Зная характер Маркони, его предусмотрительность в малейших мелочах, можно предположить, что именно так все и было.

Для работы совместно с этим приемником Маркони взял три когерера. Один, заполненный угольными крошками, другой -смесью угольных крошек и кобальтовых опилок и третий - экспериментальный ртутный когерер, который Маркони до этого использовал для работы на приемниках, установленных на кораблях итальянского морского флота. Если первые два типа когереров были хорошо изучены, то с ртутным когерером Маркони только начинал экспериментировать. Ртутный когерер представлял собой каплю ртути, находящуюся между двумя железными контактами (рис.3). По утверждениям Маркони, ртутный когерер в то время был самым чувствительным. Именно применение высокочувствительного ртутного когерера позволило ему в те года установить свои рекорды по дальности радиосвязи.

Рис3

Рис. 3.

Но давайте снова вернемся на приемную станцию в St. John's и обратим внимание на приемную антенну. Маркони упорно пытается поднять на шаре антенну длиной ровно 150 м. Почему он не укоротил антенну, например до 100 м, чтобы она выдержала сильный ветер, или не использовал антенну длиной 200 м, которую шар тоже вполне бы смог поднять? Постараемся ответить на эти вопросы, основываясь на известных фактах.

Маркони при экспериментах с первыми когерерными приемниками обнаружил, что наибольшую силу сигналов обеспечивает антенна длиной, кратной половине длины принимаемой приемником радиоволны. Следовательно, пытаясь использовать резонансную антенну длиной 150 м, Маркони был уверен, что длина волны передатчика в Poldhu равна 300 м.

А далее происходят совершенно непонятные события. Имея настроенный высокочувствительный приемник, Маркони, по уверению его помощника Р. Вивиана [3], по непонятным причинам его не использовал, а вел прием всего лишь на высокочувствительный ртутный когерер, подключенный к антенне и наушникам. И на этот простой приемник Маркони смог услышать сигналы из Англии!

Предполагаемая схема приемника Маркони, используемая им для трансатлантической связи, представлена на рис.4. Внимательно рассмотрим ее. На схеме показаны: четвертьволновая антенна, являющаяся резонансной для принимаемого сигнала, ртутный когерер, наушники, аккумуляторная батарея. Рассчитывая использовать полуволновую резонансную антенну для длины волны 300 м, Маркони случайно использовал четвертьволновую резонансную антенну для действительной частоты работы передатчика. В самом деле, длина волны для частоты 511 кГц составляет 587 м, а четверть длины волны -147 м, что очень близко к длине используемой Маркони антенны.

Рис4

Рис. 4.

Продолжим дальше рассмотрение цепи загадок. Считается маловероятным, что с таким простым приемником можно было принять сигналы передатчика из Poldhu, находящегося на удалении 3500 км. Той ничтожно малой мощности электромагнитной энергии, дошедшей из Англии в Канаду, было явно недостаточно для перевода ртутного когерера в режим когери-рования. Для приема на таком большом удалении ртутный когерер должен работать как минимум в режиме детектирования. Но даже в этом случае для уверенного приема столь далеких сигналов детекторный приемник должен обладать усилением!

В схеме приемника (рис.4) отсутствуют усилительные элементы. Однако, как это ни странно, усиление в нем вполне возможно. Дело в том, что в ртутном когерере между ртутью и контактами образуется тонкая пленка окисла, которая, как мы теперь знаем, может обладать N-образ-ной характеристикой. Вследствие этого ртутный когерер в приемнике Маркони мог работать как своеобразный аналог туннельного диода и обладать усилением! Исследованиями свойств пленок окислов, обладающих N-образной характеристикой, в 20-е годы в СССР занимался известный радиотехник О.В. Лосев. В 1922 г. он построил детекторный приемник с диодом на основе окиси цинка, который имел значительный коэффициент усиления (около 15). При таком усилении Маркони вполне мог принять сигналы передающей станции из Poldhu.

Нельзя полностью отрицать того, что первая трансатлантическая радиосвязь могла быть проведена на высокочастотных гармониках, образующихся в процессе работы искрового передатчика. В 60-е годы в Daventry (Великобритания) кратковременно был включен искровой телеграфный передатчик, аналогичный по конструкции тому, что использовал Маркони. Частота работы этого передатчика была равна 540 кГц, т. е. близка к используемый для первой трансатлантической связи. Присутствующий при этих испытаниях инженер Р. Макголдвик пишет [4], что спектр частот этого искрового передатчика простирался за 50 МГц.

При мощности передатчика в Poldhu 15-25 кВт мощность высокочастотных гармоник, лежащих в коротковолновом диапазоне, могла быть вполне достаточной для того, чтобы быть уверенно принятой на расстоянии 3500 км. Для излучения высокочастотных гармоник вполне могла подойти антенна, используемая совместно с этим передатчиком, а ртутный когерер мог успешно регистрировать сигналы, лежащие в диапазоне коротких волн.

Правоту этой версии мог бы подтвердить только эксперимент. Но уже давно нет той передающей антенны, которая была использована для проведения первой трансатлантической связи, затерялся в дебрях лет оригинальный передатчик. Усложняет проведение такого эксперимента и то, что включение искрового передатчика в современном мире, наполненном разнообразными радиоэлектронными средствами, просто невозможно! Помехи, создаваемые даже одним мощным искровым передатчиком, значительно усложнят работу радиоэлектронных систем всего миро. Наш земной шар стал маленьким для искровых передатчиков и для экспериментов с ними.

Приходим к выводу, что при установлении первой трансатлантической радиосвязи Маркони сопутствовала невероятная удача, счастливое сочетание многих факторов, способствовавших успеху. Слишком много случайностей, скажет читатель, собрались вместе. Такое просто невозможно! Однако история иногда доказывает обратное. Первая трансатлантическая радиосвязь стала результатом постоянной и кропотливой работы Маркони, его титанических усилий по усовершенствованию первых средств радиосвязи.

Маркони и его команде понадобилось еще несколько лет для того, чтобы 18 октября 1907 г. начала работу первая регулярная трансатлантическая линия радиосвязи. Общие затраты на проведение первой трансатлантической радиосвязи составили 200000 дол. в ценах 1901 г. Сумма по тем временам невероятно огромная. И потрачены эти деньги были на передачу всего лишь трех точек, которые в телеграфном коде составляют букву S. Почти 70000 дол. за одну точку. Пожалуй, это была самая дорогая радиограмма в мире.

Можно продолжать приводить доводы в пользу приоритета Маркони и против, но давайте лучше присоединимся к мнению большинства ученых: неважно, была ли в действительности проведена первая трансатлантическая связь, неважно, слышал Маркони радиосигналы из Poldhu или грозовые разряды; важно лишь то, что после 12 декабря 1901 г. мир вступил в другую эпоху - эпоху Радио, и произошло это во многом благодаря стараниям Маркони.

Источники

  1. Bondyopadhyay P. В. Investigations on Correct Wavelength of Transmissions of Marconi's December 1901 Transatlantic Wireless Signal// IEEE Antennas and Propagation Society International Symposium Digest. - 1993. -№12.-P. 72-75.
  2. Belrose J. S. Radioscientist's Reaction to Marconi's first transatlantic Wireless Experiment Revisted// IEE APS/URSI Meeting, Boston, MA/- July 2001.
  3. Philips V. S. The Italian Navy Coherer affair turn of century scandal// IEEE Proceedings. - A, 140.- 1993.-P. 175-185.
  4. Paul McGoldvick Let Guglielmo Rest // www.chipcenter.com/Wireless, RF and semiconductors information for engineer, htm.

Автор: И.Н. Григоров, г. Белгород, Россия


Дата публикации: 15.06.2003
Мнения читателей
  • петр / 04.03.2013 - 17:00
    Америкосы, если есть хотя-бы малейшая зацепка всюду суют своих и плюют на чужих. В России обратная картина- даже если русский человек добился какого-нибудь успеха нужно его зачмурить. Это было на Руси с давних времен. Высшая элита всегда презирала собственную страну и собственный народ, даже считали дурным тоном говорить на русском языке. С приходом в 1991 году к власти ельцинистов подобное отношение к русским, к России, антипатриотизм и презрение ко всему русскому достигло своего пика. Младозасранцы в СМИ с упоением ерничают, что де во всем мире радио изобрел маркони и только в России Попов, ха-ха-ха. Обратимся к фактам: первая радиограмма была на русском языке и передана русским Ученым, разве это мало для нас русских людей, что вы копаетесь в чужих макаронах малоуважаемый антон? В них и без вас есть кому копаться. Нигде вы не найдете обвинений, что Попов воспользовался чужим изобретением, это был настоящий ученый-теоретик. Маркони же никто нигде и никогда ученым не называл (предприниматель, изобретатель), это уже о чем то говорит.
  • alex / 10.09.2012 - 12:30
    МАЛО КТО ЗНАЕТ ЧТО В АППАРАТЕ МАРКОНИ СТОЯЛА КАТУШКА НИКОЛЫ ТЕСЛЫ.БЕЗ НЕЕ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ БЫ ПЕРВОГО СЕАНСА РАДИО СВЯЗИ.А ОНЕМ НИ СЛОВА....
  • Андрей / 17.04.2011 - 16:55
    Зачем это знать,например мне?
  • будующий инженер связист / 26.12.2010 - 09:11
    Радио изобрел Попов, а Маркони его только чуть модернезировал и не более.
  • gost / 15.12.2010 - 13:28
    Попов радио изобрёл а не макарон.
  • Лачик / 15.11.2010 - 07:01
    Маркони супер а вы все его засераете чмошники!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  • Меркулов / 19.07.2010 - 07:39
    ЭФИРНЫЙ ИЛЛЮЗИОН Г. МАРКОНИ В 1901 г. Активностью в восхвалении Маркони по миру и в России отметились академики, профессора, доценты, директора НИИ, инженеры, лауреаты гос. премий, журналисты и писатели-историки. Они постарались! В дополнение к публикациям в журналах и газетах свою эрудицию и правый взгляд на авторство в изобретении радио донесли до энциклопедий и даже до программ учебных заведений. Фарс и комедийность ситуации заключаются, однако, в том, что открывшие идеологическую компанию науковеды не видели и не знакомились с собственными работами чужеродной звезды. Прочтение трудов российских «новых» космополитов, показывает, что фактические знания их о кумире состоят из фразы: «О, Маркони – это голова!» - аналогичной выражению «пикейных жилетов» в известном романе И.Ильфа и Е.Петрова «Золотой теленок». Прославлениями Маркони "ученые" мужи вызывают сомнения в собственной квалификации. Так, например! 12 декабря 1901 г. в 12.30 пополудни Маркони поднялся на самую высокую отметку Сигнального холма вблизи г. Сент-Джонс на о.Ньюфаунленд в Канаде. Здесь он пытался через наушник простейшего детекторного приемника разобрать три телеграфные точки буквы «S», передаваемые ему на волне 366 м из Англии (г. Полдью). Услышал атмосферные разряды. Но всем заявил, что слышал точки. В отсутствие свидетелей! В мемуарах написал, что в США поддержку его эксперименту выразили А.Белл и Н.Тесла. В действительности Белл сказал: «Я сомневаюсь, что Маркони сделал это. Это невозможно». Тесла и вовсе счел Маркони недалеким жуликом и шарлатаном, к тому же укравшим у него 17 патентов; еще сообщил, что сам проводит сеансы биологической связи с Марсом. В Европе известные ученые также не поверили в событие, среди них англичане О.Лодж, У.Прис – бывший гл. инженер британского телеграфа и наставник («отец») Маркони и др. Они предположили, что в Канаде скорее, Маркони слышал «точки» грозовых разрядов молний. Неудача отрезвила Маркони, и он занялся тем, что ему следовало делать сразу, - прослушиванием сигналов электромагнитных колебаний по мере неспешного удаления по морю от передатчика в Полдью. Через два месяца в феврале 1902 г. в плавании из Англии в Америку на пароходе «Филадельфия» Маркони уже проводил испытания связи и узнал, что днем ЭМВ не перемещаются даже и на треть пути между континентами (3500 км), а ночью переносятся на большие расстояния. От начального заявления о трансокеанском приеме сигналов Маркони не отказался. На нем настаивал и в Нобелевском докладе 1909 г. Позже ученые исследовали, что феномен дальнего распространения ЭМВ объясняется их отражениями от электрических слоев ионосферы в темное время суток. В 1941 г. пастух в известном фильме «Свинарка и пастух» в обращении к свинарке запел: «Волны радио ночью примчатся!». По законам физики событие 12 декабря 1901 г. не могло случится. Кроме устных заявлений Маркони, не существует подтверждений дела. Продвигатели его в «отцы радио» заходятся в обожании героя - в 2001 г. повсеместно отметили 100-летие уникальной авантюры XX в. в истории науки. Спустя 18 мес. британская BBC в Полдью открыла «The New Marconi Centre» - музей в память игре воображения (и на бирже) Г.Маркони. Вот как Маркони в мемуарах сам описал события декабря 1901 г.: первые точки буквы «S» от 25 кВт передатчика из Англии прибыли в Канаду 12 дек. в 12.30 (в 17.30 – по британскому времени); сигналы принимал он «на слух» от приемника с нечувствительным ртутным детектором, неоснащенного печатью на бумажную ленту; на следующий день в полдень точки слышал снова, но с меньшим постоянством; 14 дек. поработать не удалось, т.к. сильный ветер сдул надувной баллон, поднимавший вверх провод антенны; к вечеру 15 дек. у него оказалось письмо из «Англо-Американской Телеграфной компании» (ААТК), где юрисконсульт сообщил, что Маркони будет привлечен к судебной ответственности за нарушение эксклюзивных прав компании на трансокеанские телеграфные сообщения; в этот же день Маркони уведомил прессу о своем успехе в односторонней передаче смыслового сигнала из Англии в Канаду. Никому из любопытных инженеров и журналистов не удалось услышать «привет» переданный из Англии. Маркони не соглашался игнорировать запрещение ААТК. Напомним, что с библейских времен принято любые дела не считать фактическими в отсутствие документов или показаний, хотя бы трех свидетелей. Очевидно, что Маркони прибыл в Канаду не для того, чтобы получить из Англии отправление в виде буквы «S», а в расчете на прием более серьезного, скорее, поздравительного текста и др. Однако связи не получилось. Как опытный шулер при плохой игре, он выстроил «хорошую мину» и блефовал. Заявил, что телеграфные точки слышал. В англ.яз. по коду С.Морзе одна точка означает букву «E», две точки – «I», три точки – «S». Чтобы доверяли больше, он объявил, что слышал комплекты точек буквы «S». Формально сие опровергнуть трудно было в 1901 г. В наушнике приемника довольно часто слышны атмосферные помехи в виде многих точек. Маркони не возвращался к повторению эксперимента 1901 г. К середине 1902 г. увеличил мощность передатчика. Успеха в налаживании беспроводной связи меж Европой и Америкой он достиг в конце 1907 г. на длиной волне 3660 м и в темное время суток. Технологию позаимствовал у американского инженера Р.Фессендена, в 1906 г. сразу реализававшего двустороннюю связь между континентами (в ночное время) (http://www.ieee.ca/millennium/radio/radio_differences.htm). В середине дня (12.30) и сейчас в Канаде даже современные приемники с усилением не настроишь на прием передач мощных радиовещательных центров Англии. И наоборот. В Москве днем на средней волне также не услышишь менее удаленные станции ближнего и дальнего зарубежья.
  • Меркулов / 15.07.2010 - 07:43
    У ИСТОКОВ РАДИО Г.МАРКОНИ В юности Маркони мечтал моряком-капитаном стать. Но не справлялся с учебой в школе. Начал обучение дома. Однако вступительные экзамены в Итальянскую Военно-морскую академию провалил. На следующий год не сумел он также поступить и в гражданский Болонский университет. На том образование закончил. Благодаря приватным занятиям по физике с соседом – известным итальянским ученым А.Риги (1850 - 1921), Маркони увлекся опытами по беспроволочной передаче электрических сигналов. В силу малообразованности и отсутствия опыта работы с аппаратурой, вряд ли мог он в физике придумать что-либо собственной головой и сделать руками. В мемуарах Маркони припоминает, что летом 1895 г. первую установку ППС в поместье отца ему за деньги собирали три гражданских инженера из г.Болонья под методическим руководством А.Риги. Впоследствии успехи юного любителя техники в передаче ЭМК высокой частоты никто из них не подтвердил. В автобиографиях Маркони не сообщает о своих обращениях в научно-технические журналы, бюро патентов Италии с предложениями об опубликовании содержания работ, регистрации первенства в проведении их. В английский Лондон Маркони отправился, чтобы скрыться от призыва на армейскую службу. 31 марта 1896 г. его свели с аристократом голубых кровей и руководителем телеграфного ведомства Британии В.Присом (1834 - 1913). Существует молва, что Прис, после ознакомления с фантазиями, эскизами и комплектующими Маркони, попросил техническую службу британского ВМФ провести экспертизу и тестирование привезенного инструментария. Там под руководством капитана Г.Джексона (в будущем известного адмирала) произвели монтаж аппаратуры для значимых демонстраций. Маркони показал публике первый работающий передатчик в июле 1896 г. с дальностью действия 400 м. Приемником служило устройство скопированное с лабораторных макетов француза Э.Бранли (1844 - 1940) и англичанина О.Лоджа (1851 – 1940). Прис, Джексон и Маркони, будучи знакомыми с конфигурацией прибора А.С.Попова (1859 - 1906), вначале не поняли его значимости. Только весной 1897 г. до них «дошло», что смысловые телеграфные отправления принимать по воздуху предусмотрено посредством схемы русского инженера. ППС на основе прибора Попова была ими апробирована в мае 1897 г. на английском Бристольском канале. Успех в испытаниях «вскружил» голову Прису. 4 июня 1897 г. (в пятницу вечером) Прис выступил с докладом на внеочередном им созванном заседании британского Королевского института (аналоге Императорской С.-Петербургской АН) с изложением достигнутых результатов. Британский журнал «The Electrician» опубликовал текст доклада и схему ППС 11 июня 1897 г. Г.Маркони впоследствии проявил себя успешным менеджером, организатором экспериментов и серийного производства радиоаппаратуры. Однако в физике уровень его знаний оставался низким. Будучи уже в зрелом возрасте он не отличал дифракцию от рефракции, в 50 лет (1924 г.) утверждал, что короткие волны разносятся по миру в 100 раз быстрее, чем длинные волны (http://www.radio.ru/archive/1924/01). Наиболее удачную оценку Маркони дал английский инженер писатель-фантаст А.Кларк (1917 - 2008): «Он не был в полном смысле изобретателем. Идея носилась в воздухе. Еще до него происходили пробные передачи сообщений на небольшие расстояния. Но именно Маркони сыграл огромную роль в распространении радио, так как первым осознал его значение. Он основал коммерческую организацию по внедрению радио и сделал первую трансатлантическую передачу (1902), которую многие ученые считали невозможной из-за кривизны земной поверхности».
  • Меркулов / 15.07.2010 - 07:01
    ПРАВДУ О Г.МАРКОНИ СКРЫВАЮТ В БЕЛГОРОДЕ (G.MARCONI TESTAMENT) Почитатели Г.Маркони (1874-1937) не изучают работ, сочиненных им лично. В своих биографиях и нобелевской лекции Маркони написал, что к экспериментам по беспроводной передаче электрических сигналов в сельском поместье отца он приступил в июне 1895 г. В начале нобелевской лекции (см. в Web -сети). Маркони представляет первую приемно-передающую систему (ППС) будто бы созданную им в августе 1895 г. ППС повторяет схему разработанную ранее физиками Э.Бранли во Франции и О.Лоджем в Англии. ППС не могла принципиально транслировать смысловые сигналы. Эту же модель ППС Маркони демонстрировал в Лондоне в июле 1896 г., а затем в «полевых условиях» в местечке Солсбери под Лондоном в сентябре 1896 г. и марте 1897 г. ППС с прибором по схеме А.С.Попова впервые Маркони показал в мае 1897 г. при испытаниях на английском Бристольском канале. В тексты своих первых патентов (см. в Web-сети) Маркони вписал физические несуразности. В 1901 г. ему не удалась трансляция буквы «S» через Атлантический океан. Но Маркони блефовал, всех обманул, сказав, что передача состоялась; при этом хорошо заработал (на падении акций проводных телеграфных компаний). Более всего физических нелепостей Маркони наговорил в нобелевском докладе, где в частности заявил, что Г.Герц был неправ, когда исследовал, что электромагнитные волны (ЭМВ) распространяются в эфире и по воздуху. По мнению Маркони ЭМВ расходятся по поверхности земли и воды. В истории науки Маркони принадлежит абсолютное первенство по набору физических абсурдов приходящихся на одну его нобелевскую лекцию 1909 г. Еще при жизни Маркони ангажированный биограф Л.Солари сочинил о нем в восторженных тонах книгу, тиражированную в 1948 г. последний раз. В «героических» мемуарах события жизни физика-недоучки пересказаны рекламно, похожими на научно-популярные сплетни. Эти выдумки стали методическим пособием для написания о Маркони не поддающихся исчислению статей, изданных за рубежом и в России. В прошедшие более чем 100 лет никто из авторов публикаций о Маркони (а также по истории радио) не утруждали себя изучениями трудов выдающегося пиарщика и хвастуна в истории радиосвязи. Довольствовались пересказами писанины Солари. В прошлом веке «Marconi Co» и Британское бюро патентов (ББП) препятствовали получению достоверной информации о Г.Маркони. Опасались разоблачений лжеизобретателя. На запросы о снятии копий с патентов Г.Маркони из ББП отвечали, что за давностью времени и ненадобностью документы уничтожили в свое время. В СССР тоже не очень стремились к прочтению оригинальных трудов зарубежного героя. В свою очередь переживали, что в документах обнаружатся научно-технические подробности нейтрализующие первоочередность работ А.С.Попова. «Marconi Co» рассекретила коллекцию Маркони в 2004 г. Образцы техники передали на хранение в Музей истории науки британского Оксфордского университета; патенты, автобиографии, лекции, дневники - в библиотеку учебного заведения.
  • Антон / 09.06.2010 - 05:59
    А Вы Виктор неуч и профан в патентоведении. Патриотический туманец глаза застилает. Меньше надо смотреть фильмов вроде сталинского "Александр Попов". Маркони для развития радиосвязи сделал намного больше Попова и никаких патентов он не крал! Он их обошел абсолютно законно. Беда Попова в том, что он работал в России в обстановке секретности военного ведомства. Кстати Попов свои права продал французской фирме Дюкрете, т.к. в России того времени наладить производство радиоаппаратуры было невозможно. Поймите, Вы патриоты неумные, - наука и техника национальности не имеют. И Попов и Маркони пионеры технического прогресса. Кстати Попов реальный уважительно говорил о Маркони (есть исторические свидетельства) А Дюкрете и Маркони были конкурентами. Кстати Россия закупала технику Дюкрете, а Попов это естественно лобировал, хотя оборудование Маркони было лучше.
  • виктор / 21.03.2010 - 17:04
    маркони - прохвост укравший чужое изобретение.Это нужно знать всем.

Вы можете оставить свой комментарий, мнение или вопрос по приведенному вышематериалу:








 



RadioRadar.net - datasheet, service manuals, схемы, электроника, компоненты, semiconductor,САПР, CAD, electronics